Top

Начнутся суперспринты — будут показывать триатлон по ТВ

Начнутся суперспринты — будут показывать триатлон по ТВ
Интервью

Главная женщина в триатлоне исполнительный директор и генеральный секретарь ФТР Галина Шиповалова рассказала, когда триатлон начнут показывать по ТВ, что отчетность ФТР со временем станет публичной и про то, сколько стоит съездить командой на сборы.


Если представить диаграму Эйлера, где один круг — триатлон в России, а второй — женщина, то на пересечении будет сборная России по триатлону и Галина Шиповалова. Она уже несколько лет является главным фронтфейсом триатлона в России, за это время обзавелась поклонниками и даже хейтерами (что поделать — работа такая), но не перестаёт радовать и делиться отличным настроением со страниц своего Фейсбука. Галина Шиповалова также развивает любительский спорт в «Триатлете».

После начала триатлонного сезона поймать Галину Шиповалову практически невозможно: вроде бы лето, вся страна планирует свои отпуска, но спортивная жизнь бурлит и бьёт ключом. В итоге нам удалось выкроить у неё часик и пообщаться с исполнительным директором и генеральным секретарём Федерации триатлона России. В итоге, надеемся, нам получилось найти общий язык и откровенно поговорить про триатлон, государство и общество, про любителей и профиков и, конечно, про личные достижения.

— Читали наши предыдущие интервью профессиональных спортсменов Даниила Сапунова и Ивана Тутукина? Все профики в триатлоне такие юмористы?

Не читала. Но после вашего вопроса сразу прочла. Все спортсмены очень любят поюморить, это точно.

— Сначала про работу. Вы работали с прошлым руководством ФТР и с нынешним. Что-то изменилось?

Сменился подход к управлению и решению задач. Президент ФТР Петр Иванов полностью включен в процесс и регулярно проводит встречи по развитию триатлона в с администрациями регионов и в Москве. Почти полностью сменился тренерский состав сборной. Главный тренер Игорь Сысоев выстраивает коллектив так, чтобы задачи решались системно. Мне нравится, как он работает. Сформирован мощный попечительский совет. В апреле состоялась первая в истории встреча с оргкомитетами российских любительских стартов. Начал работать учебный центр ФТР для тренеров. То, что мы не могли сделать так долго. Первый курс закончился 22 мая, и ощущения после его проведения – полный восторг. Все участники как на крыльях. Воодушевлены, довольны, все говорят «не ожидали такого высокого уровня». Это не только обучение, но и общение, даже просто знакомство тренеров – то, чего нам не хватает. Круто! Далее пройдут судейские семинары. ФТР начала, наконец, выполнять ту объединяющую роль, которую и подразумевает, собственно, слово «федерация».

— Вы главный фронтфейс триатлона в России последние несколько лет. Тяжело?

Фронтфейс, эктор, лидер мнений еще постоянно у нас по-английски говорят — прикольные слова такие. Рассказывать о достижениях всегда очень приятно, но хорошие новости вызывают мало комментов. Молодец! — и пошел дальше. Ну а когда в тебя рикошетит вся критика — тяжеловато. Особенно, если я и сама осознаю что-то как проблему. Но уже появился второй публичный человек, связанный с ФТР — Алексей Ческидов. Так что теперь в нас двоих летит. Нам самим нужно быть более открытыми и рассказывать, что мы делаем, зачем и почему.


— Многие изначально негативно относятся к государственным институтам, даже к нашему уютному ламповому триатлону. Недавно была не совсем приятная дискуссия на счет сборов, кто их оплачивает и где деньги. Можете в двух словах рассказать, сколько стоит свозить на сбор команду? И кто за это платит?

Спортивные федерации это не государственные институты. Наверное, с этого надо начать. ФТР — общественная организация, которая по Уставу наделена двумя исключительными полномочиями и реализует две основные цели: развитие вида спорта в стране и подготовка спортсменов высокого класса для представления России на официальных международных стартах. На подготовку спортсменов средства выделяет государство. Сейчас все сборы и выезды на старты у нас проводятся по линии ЦСП. У каждого вида спорта есть свои лимиты финансирования. А на развитие федерация должна находить ресурсы самостоятельно.

Про «сколько стоит свозить команду» — недельный сбор на 10 человек на Кипре: трансфер, сверхнормативный багаж, отель, питание, аренда спортсооружений, аренда автомобиля сопровождения — около 5000 евро. Плюс билеты по России, билеты Москва-Ларнака-Москва. Если страна визовая, то добавляется еще оформление виз. Все организует начальник команды.

— Все обожают считать чужие деньги. Хорошие зарплаты в ФТР?

Предлагаете мне удовлетворить чей-то запрос на такие подсчеты? Нет, спасибо.

— У меня лично складывается впечатление, что в нынешней федерации все работают если не за честное слово, то уж точно не воруют. Вы не думали сделать прозрачное бюджетирование и выкладывать в открытый доступ информацию по расходам? Хейтерам нос можно с лёгкостью утереть.

В федерации работают люди, во-первых, любящие триатлон, во-вторых, обладающие очень глубокими знаниями о триатлоне. Многие направления работы они закрывают в дополнение к своим основным обязанностям, на общественных началах. Это «бойцы невидимого фронта», которые делают львиную долю всей невидной внешнему глазу работы. А ее просто тьма. Но вы знаете сами, когда задача решена в срок и верно, со стороны она и кажется легкой и простой.

Про прозрачность — мы обязаны отчитываться о доходах и расходах перед нашими региональными организациями — членами ФТР. Так записано в Уставе. Сделаем это на ближайшей конференции. Вероятно, опубликуем такие данные и в открытом доступе — это воля руководства ФТР.


— Пиар профессиональных спортсменов — это задача федерации или самих спортсменов?

Если федерация хочет привлекать партнеров, опираясь на раскрученных спортсменов, то она должна их пиарить. Но у меня знаете, какой вопрос? А почему спортсмены не пиарят федерацию? Я понимаю, что каждый второй член сборной поперхнулся сейчас на этом предложении, но друзья, мне всегда хотелось спросить — в своих постах вы благодарите спонсоров и ставите хэштеги, камон, а как насчет того, чтобы поблагодарить тренера? Или свой регион? Своего руководителя региональной федерации? Или ЦСП и Минспорт — да, именно ЦСП и Минспорт, раз уж в нашей стране такая система и спорт высших достижений финансируется государством? И тех людей в федерации, которые полностью, пол-ность-ю обеспечивают всю документальную и организационную вашу поддержку? Поэтому вопрос пиара и польза от него должны быть обоюдными.

— Какая самая богатая национальная федерация триатлона в мире? Что у них есть такого, чего нет у нас?

Опять считаем деньги. Я не знаю, какая самая богатая. Вот проработаю хотя бы два года в Исполкоме ETU, тогда может и отвечу. Сейчас пока три месяца, как избрали. А рассуждать, что-есть-у-них-чего-нет-у-нас это такая долгая шарманка. Надо просто смотреть вперед и делать все возможное для развития в предлагаемых обстоятельствах и рамках. А иногда — выпрыгивать из них.

— Почему в России по телевизору не показывают триатлон?

Начнутся суперспринты — будут показывать.

— Какой триатлон лично вам ближе: ITU, Ironman или Superleague?

Мне совершенно точно ближе триатлон формата ITU. Каждый старт — это большой праздник триатлона, где за один уикенд на старт выходят лучшие элитные атлеты, любители и паратриатлеты. То, с чего начинался и чем живет дух триатлона — единство всех атлетов. Ты приезжаешь на старт, наблюдаешь за гонками элиты, а потом сам выступаешь на той же трассе. Круто! Правда, формат олимпиек и спринтов на пороге сильных изменений сегодня. Проект SuperLeague прекрасно представил публике формат гонок на выбывание. Так триатлон не показывал еще никто. ITU проводит гонки подобного формата вот уже несколько лет подряд. Один из классических примеров — этап Кубка мира в Тисайвароше по системе полуфинал-финал. Вообще я думаю, что Олимпиада 2024 будет последней для дистанции 1,5 — 40 — 10. Если не токийская. И также нас ждет олимпийская смешанная эстафета. Президент ITU Марисоль Касадо и весь ее штаб восемь лет работал над включением эстафеты в программу Игр, и теперь мы как никогда близки к цели. И решение по включению эстафеты в программу Токио 2020 будет уже в июле.

— Триатлет или триатлонист?

О, сразу видно, человек не первый год в триатлоне! У меня было так: сначала в соответствии со всеми правилами русского языка я говорила «триатлонист», говорила, говорила, пока однажды не обнаружила себя говорящей «триатлет». Это стало привычнее, сейчас «триатлонист» можно встретить только в спортивной прессе, я думаю.

— Кто сегодня лучший триатлет в России? Мы в редакции придерживаемся именно такого варианта.

Тот, кто завоюет медаль на Играх в Токио.

— Алистер Браунли уже выиграл две половинки. Это закат олимпийского триатлона, или старший Браунли просто стал слишком медленным для ITU-шных стартов?

Это не закат, это называется «послеолимпийский год двукратного олимпийского чемпиона». Представьте, вы сконцентрировано готовились к главному старту сезона, «терпели невзгоды и лишения», и вот прошли айронмен за 12:59. А хотели за 13. Вы плюхаетесь на диван, задыхаясь от счастья, и думаете: «ну все-е-е, теперь я могу позволить себе и всякую гадость! Чипсы мне с кетчупом!». Это я не к тому, что длинные дистанции – это гадость. Это круто. Я прошла две совершенно замечательные половинки. Просто постолимпийский сезон – это лучшее время, чтобы пробовать новые форматы, примерять на себя новые дистанции, или просто отдохнуть и перезагрузиться.

— Раньше вы профессионально занимались плаванием. За сколько сотню плавали?

Кролем рекорд 58.2, но это в эстафете. То есть не под команду. Под команду, наверное, 59 секунд по короткой воде. Но моим основным стилем был брасс, по короткой плавала за 1.10 с копейками.

— Усэйн Болт или Майкл Фелпс?

Фелпс.


— Слушаете ли музыку во время тренировок? Любимые треки?

Давно не слушаю. Если слушать, то только на беге, а на беге мне не хочется ничего в уши вставлять. Раньше очень редко на длительные беговые брала плеер, там крутились Coldplay, Keane. А, «Ундервуд» одно время слушала.

— Вопрос, который мы не задали, а следовало бы.

«Как я оказалась в триатлоне», конечно! Люблю рассказывать, что когда меня позвали в триатлон, то я сильно негодовала. Это было, когда профессиональная плавательная карьера была почти завершена. Я переспросила: «Куда?.. В три-ат-лон??? У меня всю жизнь по две-три тренировки в день, и что, добавить еще велосипед и бег?». Бегать тогда не любила. В общем, ноль шансов.

А лет через шесть-семь пришла в триатлон уже сама, но в любительский. Заманил Владимир Мусиенко, он увидел меня на велосипеде (это было в Красноярске на острове Татышев), и сказал: «О, катаешься, молодец, через две недели веломарафон сто километров. Заявляйся». Выносливости у меня вагон, я и заявилась. Так как велосипед я купила совсем недавно, то ехала в спортивных обычных шортах, футболке, не спортивных очках и с бутылкой минералки на раме. После финиша он мне сказал: «Круто, через две недели триатлон, приезжай». Приехала с друзьями в Железногорск, и выступила в спринте. Мысли мои были такие: «проплыть — проплыву, на веле доеду, а там уж добегу как-нибудь». Да что уж, эта формула до сих пор у меня в ходу. Кстати, велоэтап я ехала я на МТБ.

А первую олимпийку я прошла в Алании, на «открытом чемпионате России среди любителей», как этот старт в шутку называли тогда. Съезжалось очень много россиян. Мне дали велик «Старт-шоссе» с переключателем на раме. Проехала. На беге стерла ноги, после финиша мысли были стандартными для всех нас: «Больше ни за что и никогда».

— Кого бы вы рекомендовали нам для следующего интервью?

Павла Макаревича — самого адекватного человека в любительском спорте на всей Земле.

Мы искренне благодарим Галину за интереснейшую беседу и желаем ей и всей Федерации триатлона России вывести наш спорт на новую вершину спортивной индустрии. А спортивная общественность и мы будем тщательно за этим наблюдать и давать честную обратную связь.

Шиповалова триатлон интервью ФТР Сысоев Ческидов
Поделиться
comments powered by Disqus